Это не свидание

Поделитесь

Он обещал показать Вике фотографии природы, сделанные в последней поездке на Камчатку, это был хороший повод увидеть ее еще раз. Она зашла в его кабинет, замирая от страха и не зная как реагировать, если вдруг кто-то спросит, зачем она здесь, и, конечно, волнуясь от самой встречи с ним. Он не практиковал общение с рядовыми сотрудниками, Вика знала об этом и взяла с собой рабочую тетрадку, закамуфлировав визит производственной необходимостью.
Склонившись над альбомом, она рассматривала причудливые пейзажи гор и вулканов, гейзеров и фумарол, попадались изображения медведей, красивых внедорожников и больших грузовиков, вертолетов, было несколько фотографий и автора снимков. На них он представал покорителем горных вершин, облаченный в штормовку, брюки с накладными карманами, высокие кожаные ботинки, спортивную шапку, с натянутым поверх капюшоном, рюкзак и палки для восхождения дополняли его образ. Ему нравились эти фотографии, на них он был похож на настоящего путешественника, такие профессии выбирают бесстрашные и самодостаточные мужчины, они восхитительны и всегда любимы. Однако Вику эти немногочисленные фото не впечатлили, она также быстро их перелистывала, как и все остальные. Позднее он обратил внимание, что как таковые фотографии ее не увлекали, она их практически не запоминала, редко пересматривала, совсем не фотографировала, и не любила сама сниматься, предпочитая фиксировать происходящие вокруг нее события исключительно в потайных архивах своей души. Он как то посетовал на то, что у них нет ни одной совместной фотографии за четыре года жизни, на что она спокойно ответила «это не страшно, милый, так как все запечатлено в моем сердце».
В какой-то момент она чуть больше наклонилась над альбомом и он увидел за декольте ее кофточки белую чашку лифчика скрывающую грудь, на мгновение она полностью предательски приоткрыла грудь, показав красивый, с выделяющимся ореолом, бледно-розовый сосок, средних размеров, возвышающийся на аккуратной и упругой молодой груди. Природа не пожалела своих лучших форм для нее! Браво! Она поменяла наклон и мираж пропал. Теперь он знал ее маленькую женскую тайну и мог представлять ее моющуюся в душе, как ее руки скользят душистым гелем по замечательным округлостям, как они немного покачиваются и возбуждаются от этого…и он от этих мыслей тоже.
Он пригласил ее поужинать в ресторан, она согласилась с условием, что это не будет свиданием. Они встретились после работы в условленном месте и медленно побрели по улице. На пути была целая вереница ресторанов и кафе на любой вкус, но в этот вечер Вика предпочла итальянскую кухню. В то время в Москве не было экономического кризиса, вызванного введением санкций и обвалом рубля, поэтому граждане активно посещали различные питейные заведения. К концу рабочего дня большинство кафе было забито под завязку.
В ресторане нашелся свободный столик возле окна, они присели. Официант оказался проворливым и быстро принял заказ. Небольшая заминка была вызвана выбором спиртного. Она с шуткой сказала, что является «старой пьяницей» и предпочитает крепкие напитки. Меню пестрило различными вариантами на любой вкус и кошелек, водка стоила дешевле всего, но ее не прилично было предлагать девушке. Как говорил персонаж из известной книги «…предлагать девушке водку, ни в коем случае, сир, только чистый спирт…». Но спирта не было и в помине, зато были хорошие и безумно дорогие пятнадцатилетние виски, не желая показаться прижимистым, он собирался их заказать, но Вика пожелала текилу. Весь вечер они пили текилу.
Текилу пить здорово, веселую последовательность можно повторять с каждой новой рюмкой, напиток, соль, лимон… и так далее, насколько хвать сил. Она очень бодро выпила первые три порции, потом начала их половинить. Они весело разговаривали, как будто давным-давно знали друг друга. В начале вечера он предложил перейти на «ты», Вика согласилась, но часто забывала, обращаясь к нему по прежнему. Он, напротив, ни разу не обращался больше к ней на «вы».
Его беспокоила левая рука, она явно требовала дополнительного к себе внимания, он опускал ее время от времени на колени, и боль утихала, текила тоже помогала забыться. Он знал, что через месяц ему предстоит сложная операция на позвоночнике, которая должна выправить ситуацию, но это планировалось в будущем, а в настоящем напротив него сидела очень милая молодая девушка, с которой так хотелось танцевать и радоваться. Хорошо что, формат кафе не предусматривал танцы, он был никудышным танцором. Однажды на летнем отдыхе в гостинице он был вынужден исполнить у всех на виду танец-импровизацию, большего стыда в своей жизни он не испытывал. Его неуклюжие движения, похожие, как ему потом сказали, на походку волка, взорвали смехом всех многочисленных собравшихся, а ведь он так старался…
В ресторане осталось немного посетителей, было поздно, весь небольшой запас текилы был выпит, он внезапно предложил ей переночевать на служебной квартире. Вика вспыхнула от неожиданности и такой дерзости. Он не отступал и продолжал убеждать, что ничего опасного для нее не будет, а для пущей уверенности сказал, что пальцем ее не тронет. Они медленно шли по хорошо знакомой улице, по пути купили две зубные щетки, пасту и питьевую воду в Елисеевском гастрономе.
У него в распоряжении была очень уютная, со свежим ремонтом, хорошо обставленная, квартира. Она располагалась на тихой улочке недалеко от метро и оживленной трассы. По пути к ней был небольшой сквер, который очень нарядно выглядел в новогодние праздники. Каждое дерево, каждая веточка были украшены разноцветными гирляндами, которые дружно переливаясь, создавали сказочные настроения. В новогодние каникулы именно сюда приезжали горожане посмотреть небывалое убранство. В дальнейшем эта квартира стала местом их регулярных встреч. До знакомства с ней он всего один раз ею пользовался, тогда заболел и был вынужден переехать из дома, чтобы не заразить ребенка.
Они подошли к подъезду, кодовый замок не поддавался, он забыл комбинацию цифр, и последовательность их нажатия. Начал терять терпение… Был двенадцатый час ночи. Благо, кто-то выходил из подъезда, и они зашли во внутрь, на втором этаже возле дверей квартиры его встретила вторая неприятная неожиданность – он перепутал ключи, взял не те. Черт! Черт! Черт! – закружилось в его пьяной голове,- что делать?! Я не смогу остаться с ней на ночь! Вика с любопытством и улыбкой смотрела на его растерянное лицо. Может быть вернемся на работу, ты подождешь в машине, а я возьму нужные ключи, – решительно предложил он. Она улыбнулась и с облегчением сказала, что значит не судьба переночевать здесь и предложила поехать к ней. Они поймали такси, по пути она сказала, что живет за городом с мамой и сестрой.
Позднее он признался Вике, что не собирался выполнять свое обещание и обязательно бы зашел к ней в спальню. Она спокойно ответила, что поверила его словам «не трону пальцем», хотя в глубине души понимала к чему это может в действительности привести, и была к этому готова…
Такси быстро долетело до уже знакомого парковочного комплекса. Они пересели в ее автомобиль и поехали дальше, она за рулем, он рядом на пассажирском сидении. А первый раз наблюдал такие крутые спуски и подъёмы в окрестностях города. Удивительно. Спускаясь в очередной вираж, дорогу им перегородил пост ДПС, нарядный полицейский блестящей палочкой уверенно затормозил одинокую машину. Он перепугался и потянулся за удостоверением, надо решать проблему, иначе у нее отберут права, мы сильно пьяны – выдал его вмиг отрезвевший мозг. Она остановилась и, угадав его мысли, сказала, что сама будет разговаривать с блюстителями порядка. Выйдя из машины, улыбаясь, подошла к милиционеру, немного поговорила с ним, жестикулируя руками, и вернулась. Мы поехала дальше. Он был поражен. Как можно договориться без денег при таком явном запахе алкоголя! Она молодец! Он поинтересовался, как она так смогла, «я им сказала, что везу с работы пьяного мужа», ответила она с улыбкой.
Они въехали в охраняемый элитный поселок. Мы приехали, вот мой дом, –  с облегчением и немного уставшая сказала она. Дом располагался в глубине участка, перед ним большая стриженая лужайка. Красивый трехэтажный, кирпичный дом с большим крыльцом внушительно и солидно смотрелся со стороны входа. Он обомлел так как не ожидал увидеть таких роскошных условий проживания. Они тихонько вошли в дом. Проходи наверх, а я зайду к маме, – сказала Вика. Вскоре она вернулась, показала свою комнату, а в соседней постелила нежданному гостю. Двери в их комнаты располагались друг напротив друга, межу ними широкий коридор. Она показала где находится туалет – это только мой туалет и моя ванная, сестра пользуется на первом этаже. Зайдя в туалет он обратил внимание, что стульчак унитаза был поднят, а фарфоровое основание под ним было немного описано, так может делать только мужчина, либо пьяный либо преклонного возраста. Где же он, почему она молчит. Она уловила его немой вопрос и сказала, что только маленькому племяннику разрешает им пользоваться, а он сорванец еще не умеет писать точно. Потом он зашел в ванную, она уже успела там побывать и оставила сушиться вручную вымытые трусики. Это очень трогательно и волнительно, она была сегодня в них, он взял их в руки внимательно рассмотрел с внешней и внутренней стороны, прижал к лицу и долго вдыхал их запах. Полностью насладившись, он вернул трусики на место. Быстро приняв душ и почистив зубы купленной новой щеткой, переполненный впечатлениями он пошел в отведенную комнату. Вика зашла следом, одетая в футболку и шорты. Без лифчика на футболке более отчетливо вырисовывались ее груди и особенно соски. Она пришла пожелать спокойной ночи, и сказала, что ей будет очень трудно сдерживаться, чтобы не зайти к нему ночью… Закрыв дверь она оставила его одного, он какое-то время полистал несколько семейных фотоальбомов, в них была только одна ее фотография совместно с сестрой и еще кем – то. Снимку было лет пять. Она стояла во втором ряду, с пухлыми щечками, улыбалась глазами и немного печальная. Утром они уехали на работу.



Отправить ответ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о