Плацкартный вагон

Плацкартный вагон

— Мы едем в командировку! – объявила я, войдя в отдел.

— Кто?! – в унисон спросили девчонки.

Выбор был небольшой. Я уже знала, кто из них не в восторге от перспективы ехать куда-либо, а кто с радостью подорвется оформлять командировочные документы.

— Я, Аня и Женька, — обрадовала я свою подругу. Мы втроем быстро наметили план командировки и составили график, ну, отъезд – работа – приезд. У всех нас троих время реагирования на ситуацию одинаковое, приблизительно секунд пять. Или шесть. Всё порешали, согласовали с начальством, созвонились с заказчиком, договорились о встрече. Осталось билеты купить на поезд. Это сейчас нам по интернету заказывают электронные билеты, а в 2005 году мы за наличку в кассе покупали.

— Кто за билетами пойдет? – спросила я у девочек.

— Я! – вызвалась Женька. Вот это работник! Всегда – пожалуйста! Ей, как бешеной собаке, два километра не расстояние. Ну, в общем, и мне тоже.

— В какой вагон брать билеты? – в дверях Женька притормозила. Мы с Аней чуть не поперхнулись, во дает! Мы уже бывалые, ездили в город Купино. Конечно, в купейном вагоне! Как у нее вообще вопрос такой мог появиться?

В плацкартный, — язвительно ответили мы в два голоса. И покачали головами, мол, ну, ты Женька, даешь, конечно в купе, другого ответа и быть не может.

Пока Женька бегала за билетами, мы оформили всем троим командировки и приготовили документы по объекту для работы. Настроение поднялось, ведь суточные целых 300 рублей за один день в командировке. Это при наших-то зарплатах! Не очень большие, скажу тебе, у нас оклады были, у меня, по-моему, около пяти тысяч.

В назначенный день мы встретились на вокзале. Вот и наш поезд. Предъявляем билеты проводнице, заходим в вагон.

— Женя!!! Это, что такое?! Ты, что?! Плацкарт взяла?! – орали шепотом мы на Женьку. Нашему с Аней возмущению не было предела.

— Так я же спрашивала вас, вы сказали, чтобы я брала плацкарт, — Женька смотрела на нас своим детским взглядом. Ну, что тут поделаешь? Сами виноваты, нашли с кем язвить-шутить. Женька оказалась почти святым человеком, подтексты различные не понимала. Это мы с Аней в тот день зарубили у себя на носу.

Плацкартный вагон встретил нас духотой с примесями запахов вареных яиц, чеснока, пота и человеческого дыхания. Вдоль вагона бегали и орали дети. Дети были почему-то без обуви. Мы с трудом прошли к своим местам. С верхних полок торчали мужские ноги, не помещавшиеся в длину лежаков. Хорошо, что Аня у нас девушка хоть и высокая, но гибкая, она изящно огибала все возникавшие перед ее носом препятствия. Нам-то с Женькой ноги с верхних полок и не мешали.

Наконец-то мы уселись. Поезд тронулся, я поняла, что целых шесть часов я не выдержу среди орущих детей и духоты.

— Берем сумки и идем в ресторан? – грозно спросила я.

— Идем! – девчонки сразу встали, держа в руках сумки. Им тоже не по кайфу сидеть в душном вагоне.

Поперлись с сумками через несколько вагонов в ресторан. В вагоне-ресторане Аня уговорила Женьку на жаркое, а я в целях экономии, заказала себе кофе и бутерброд с сыром. Сидим, девчонки едой наслаждаются, а я смотрю на кусок хлеба, на котором лежит кусок сыра и кусок замерзшего масла, и не представляю, как это всё есть. Так, что-то поклевала из своей тарелки и осталась голодной.  Потом я чуть дар речи не потеряла, когда счет принесли. Оказалось, что мой невкусный бутерброд стоил как жаркое! Вот, думаю, командировочка начинается! Сначала вонючий вагон, потом бутерброд по цене суточных! Что же дальше будет?

Но дальше пошло всё по плану. От номеров в гостинице мы были в восторге! Мне достался один из полулюксов, двухкомнатный, с огромным столом, на этом столе мы вечерами раскладывали свои чертежи и работали до поздней ночи. Курить выходили на улицу, это было нетрудно, номера наши были на первом этаже здания. Администратор, которая сидела у входа, сказала мне, что не стоит бегать на улицу, мол, можете курить в номере. На что я зашипела ей в ответ, чтобы не вздумала моим сослуживицам это сказать. Движение нам не помешает, да и номер нечего прокуривать. Тем более, что на улице тепло, лето ведь. Мы так и выходили, прямо в домашнем. Практически в пижамах. Пижамы наши были не очень, зарабатывали мы немного. Но это не помешало местному «бомонду» принять нас за работниц древнейшей профессии. Уточняю. Не за журналисток. Представляешь, поздний вечер, а на крыльце гостиницы, кстати, единственной в этом городке, стоят три особы в домашних шортиках и тапках. Мы то думаем, что это все проезжающие автомобили нам сигналят и притормаживают? Так ничего бы не поняли, пока из одной машины не высунулся парень и спросил у нас: «Девчонки! Работаете?». Ну, мы же работали, поэтому хором ответили ему: «Работаем!». Он посмотрел еще раз на нас оценивающе и сказал: «Ну, мы сейчас с ребятами подъедем». Вот ведь как!!! Нас сдуло с гостиничного крыльца. Мы заперлись каждая в своем номере и больше в этот вечер не высовывались.

Отработав целую рабочую неделю в этом городке, мы ехали домой. Домой всегда возвращаться здорово, дорога не кажется уже такой длинной, как из дома. Был такой же плацкарт, такие же орущие босые дети, те же вареные яйца на столах у пассажиров. Но к этому всему еще добавился нюанс. Это был запах рыбы, от которого спрятаться было некуда. В этом городке, оказывается, был рыбный завод, и все пассажиры на станции выбегали из вагонов, чтобы у местных теток затариться копченой и соленой рыбой местного производства. А многие к рыбе берут еще и пиво. Так что ехали мы весело, наблюдая за соседями. Хорошо, что запах рыбы начисто перебил все остальные запахи. Даже наши собственные.

А плацкартный вагон мы больше не брали. Наученные.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Добавить комментарий

wpDiscuz