Масонский знак

Масонский знак

Отдел наш постепенно рос. Приходили новые люди. Начал формироваться костяк отдела, я бы даже сказала, хребет. В этот хребет входили те две девочки, которые уже работали до моего прихода, Аня и, естественно, я. Кто был копчиком, а кто седьмым шейным позвонком мы не анализировали. Вскоре к нам присоединилась Маринка. Про Маринку скажу: «Вот, что она книги не пишет?!». Мы то с Аней сразу поняли, что лучше на язык этой девушке не попадать. Поэтому держались вместе, плечо к плечу. Но над ее комментариями ржали постоянно. Эх, рассказала бы тебе что-нибудь из Маринкиного, да это невозможно пересказать. Поэтому тебе придется довольствоваться моими историями. Однажды в отдел вошла новенькая. Высокая, симпатичная. Села за свободный стол. Аня посмотрела на грудь новенькой, потом на свою. Настроение у Ани испортилось. Минуты на две. Она ведь оптимистка. Наверное, подумала, что и так сойдет. Новенькую звали Ольга. Они с Маринкой легко встали позвонками в хребет отдела.

Начальнички наши копошились в своем долгоиграющем проекте, на нас у них времени не было. Может, и не выжил бы наш отдел, если бы главный инженер не взял ситуацию под свой контроль. Он объявил о своем шефстве над нами с Аней.

По новому проекту мы отправились в командировку вчетвером, такой разношерстной компанией. С нами поехал еще коммерческий директор. В этой командировке нам наглядно показали, что при желании заказчика, не только все исходные данные приносятся на блюдечке, но и основные проектные решения Заказчик сам тебе выдаст. Еще мы поняли, что личные взаимоотношения играют далеко не последнюю роль не только в личной жизни, но и в работе. Нашего Юрьича, так мы называли нашего главного инженера, встретили как родного. Конечно, и мы не были обделены вниманием хозяев. В первый день командировки мы сделали почти все, что запланировали, назавтра осталось получить только согласование местной администрации.

Вечером заказчики нас пригласили отметить встречу и знакомство в одно местечко. Нас поили и кормили, рассказывали про свою жизнь и работу. Было весело. Я только делала вид, что пью, поэтому смотрела на всё трезвыми глазами. Не думай, что я трезвенница. Нет, я просто боялась по пьяни потерять свои временные коронки, которые держались во рту на одном только честном слове. У Ани с зубами было всё в порядке, поэтому она пила. Но только вино.

Поздно я заметила, что вино было крепленое. Аня девушка астеничная, ей бы только пробки нюхать. Короче, вино ударило ей в голову. Сильно ударило. Так, что она забыла отчества наших главных, помнила только имена. Ну, под белы рученьки мы доставили Аню в гостиницу. Решили спать ей пока не давать, а напоить чаем, чтобы ее отпустило, тогда утром она не умрет от похмелья. Пили чай у нас в номере. Аня зажигала. Острила, веселилась и задиралась как обезьянка.

Когда мы остались одни Аня все не могла угомониться, а мне спать хотелось. Чтобы немного развеселиться, попасть на Анину волну, я накатила рюмашку. Тут уже понесло меня. Я, выпучив глаза, поведала ей страшную тайну.

— Ты видела заколку у Юрьича на лацкане пиджака? – спросила я.

— Да! А что это? – Аня присела на подлокотник кресла.

— Аня, я думаю, что это масонский знак, — перешла я на шепот.

Аня не поняла, что это значит, но по выражению моего лица поняла, что речь идет о чем-то страшном.

— Видишь, как его принимают? Масоны по всему миру обязаны помогать друг другу. Они узнают своих по тайным масонским знакам, — продолжала я.

— О! Я тоже туда хочу! Хочу, чтобы ко мне так относились везде, как к Юрьичу! – возликовала моя подруга.

— Это очень страшная тайная организация. Женщин туда не принимают, но могут использовать для своих целей. А, вообще, если кто туда попадает, выйти живым уже не сможет, — ужасным шепотом я несла всякую чушь, вплетая в нее масонские  идеи из «Братьев Карамазовых» .

Аня оказалась нормальным человеком и с «бесами» и с «братьями» Федора Михайловича знакома не была. Она сидела молча и вслушивалась в каждое слово, произнесенное мною. Когда нервы ее сдали, она быстро подошла к двери и повернула ключ в замке. К тому времени я уже сама боялась.

Я, когда что-то рассказываю, очень увлекаюсь, так было и сейчас. Однажды, помню, когда сын был маленький, я ему на ночь сказку рассказывала про волка и семерых козлят, в лицах, и так увлеклась, что сын всхлипнул и взмолился: «Мама, не надо больше, я боюсь».

Мы на цыпочках подкрались к двери и прислушивались к шагам и шорохам в коридоре. Проверив надежность замка, мы поняли, что он не спасет нас от злоумышленников. Недолго думая, к двери было пододвинуто кресло, потом стол и, наконец, диван.

Не знаю, чем бы кончилось укрепление оборонительных рубежей в нашем номере, если бы не мышь! Да! Самая обыкновенная серая мышь. Гостиница  наша находилась в деревянном двухэтажном здании города Купино. Купино хоть и называется городом, но совсем не тянет на такое муниципальное образование.

Своей суетой и перестановкой мебели мы побеспокоили постоянную постоялицу, жившую под полом нашей комнаты. Или просто ее время суток наступило. Она выбежала на середину комнаты. Взвизгнув, мы обе вскочили на придвинутый к двери диван и прижались друг к другу. Мышь равнодушно глянула на нас, пробежалась по периметру комнаты и ушла спать.

Постояв еще минут пять на диване, мы перебежали на свои кровати. Устав бояться, каждая из нас, укрывшись до самого подбородка одеялом, провалилась в сон.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Добавить комментарий

wpDiscuz