Лихие 90-е

Лихие 90-ые годы
Spread the love

Это были лихие 90-е, где-то 90-91 год. Мы в тот год переехали жить в Новосибирск, мой родной город…

Раньше, в советские времена, выпускников института направляли работать по всей стране. Это сейчас вчерашние студенты вынуждены искать себе работу сами, а тогда за тебя решали, где ты будешь работать окончив ВУЗ. После окончания института мы с мужем проработали в Красноярске целых семь лет, получили квартиру от предприятия и приняли решение вернуться в Н-ск. В Красноярске я начала увлекаться пошивом одежды из кожи и решила продолжить свое увлечение в Н-ске. Приехала я одна с сынишкой (муж пока работал в Игарке, строил там объект), так что обустраивалась в новой квартире я самостоятельно. Человек я деятельный, поэтому всем подряд рассказывала про свое занятие, мне ведь нужны были заказы. В моей квартире был целый склад кожи, она рулонами лежала у меня в одной из комнат.

Однажды поздно вечером, часов так в десять, в дверь позвонили. Сына я уже уложила спать, а сама на кухне варила компот из кураги. Почему я открыла дверь? Почему мне в голову не приходили мысли о грабеже или еще о чем-то хуже.

«А чЁ? Ты Марина?», – входят три качка. «Ну, да, я. Проходите. Вы, наверное, кожаные куртки хотите пошить у меня?», – я провожу их на кухню и начинаю рассказывать про модели, которые я могу им предложить. Более того, как последняя дура, я приволокла в кухню несколько рулонов кожи, чтобы наглядно продемонстрировать будущие куртки. Ну, всё рассказала, какая кожа у меня есть, сколько она стоит, показала где лежит.

На плите остывает кастрюля с компотом. «Хотите компота?»,- не дожидаясь ответа, я наливаю компот в кружки. Один из парней держится за зубы. «Зуб болит? Я сейчас тебе таблетку дам», – несу обезболивающее. Они молча переглядываются. Это я потом поняла, что не от боли он руку возле рта держал, он просто прятал усмешку от меня.

Вдруг, один дает команду остальным двум подождать его в коридоре. Потом долго смотрит на меня и спрашивает – «Ты всегда такая?». «Какая?», – уточняю я . «Ну, такая приветливая. Со всеми?», – он уже не улыбается. Вопрос ставит меня в тупик. «А как по-другому? Вы же нормальные, я бы даже сказала, вежливые. Мне плохого не делаете. Подумаешь, компотом угостила. Я всегда гостей чаем угощаю, а тут компот», – я в недоумении. Он встал. Ладно, мол, мы пойдем пока, подумаем над фасончиком. «Ну, думайте», – выходим в коридор, те двое спустились на пролет ниже. Старший прошел вниз пару ступеней, вернулся, стоит молча смотрит на меня, а потом взял меня за руку и говорит: «Ты так впредь двери незнакомым людям ночью не открывай, ладно?», – и они ушли. Конечно, не буду открывать! Ура! У меня клиенты наклевываются!

Ну, а где-то через день рассказала о своих ночных гостях, уже не помню кому. Так тебя же грабить приходили! Да, ну вас! Не придумывайте! А потом — мама родная! А ведь так и есть … Когда все прокрутила в голове, поняла, ведь со мной в тот вечер могло произойти самое страшное. Идиотка! А в комнате спал сын, самое дорогое существо на свете для меня. По лезвию бритвы прошла, сама того не ведая. Почему они меня не тронули? За юродивую приняли, жаль стало?

Позже, вспоминая тот вечер, я подумала, что прав Федор Михайлович. В каждом человеке обязательно есть хорошее, надо суметь это увидеть и обращаться к этой части его личности. И благородная часть души человека обязательно отзовется тебе.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Добавить комментарий